Реверсия персистирующих форм микобактерий в размножающихся мбт. Персистирующая вирусная инфекция Явление персистенции механизм

Механизмы развития вирусной инфекции

Реверсия персистирующих форм микобактерий в размножающихся мбт. Персистирующая вирусная инфекция Явление персистенции механизм

На первом этапе инфекции вирусу противостоят неспецифические защитные механизмы. Физическую защиту обеспечивают ороговевающий эпителий кожи и секреты, омывающие поверхность слизистых.

После проникновения вируса внутрь клетки важную роль в обеспечении местного иммунитета играют интерфероны и другие цитокины, вырабатываемые зараженными клетками.

Вирусные белки, экспрессируемые на клеточной поверхности в комплексе с антигенами HLA, служат мишенью для несущих соответствующие рецепторы Т-лимфоцитов.

Гибель зараженных вирусом клеток сопровождается выделением цитокинов, медиаторов воспаления и антигенов, которые вызывают миграцию в очаг первичной инфекции лейкоцитов и развитие воспаления. Особое значение для сдерживания вирусной инфекции в первые дни после заражения имеют интерфероны и NK-лимфоциты. Гранулоциты и макрофаги обеспечивают фагоцитоз и разрушение вирусов, особенно после начала выработки антител.

Гуморальный и клеточный противовирусный иммунитет

К концу первой – началу второй недели после заражения наблюдается активация гуморального и клеточного иммунитета:

  • появляются антитела к вирусу
  • накапливаются специфичные к данному вирусу лимфоциты CD4 (Т-хелперы), ограниченные по HLA класса II, и лимфоциты CD8 (цитотоксические Т-лимфоциты), ограниченные по HLA класса I

Интенсивность иммунного ответа, от которой зависит скорость выздоровления, как правило, нарастает на протяжении второй и третьей недель после заражения. Кроме того, между второй и третьей неделями происходит переключение синтеза классов иммуноглобулинов (с IgM на IgG), и на поверхности слизистых появляются специфичные к данному вирусу IgA.

Антитела нейтрализуют вирусы, связываясь с их поверхностью и тем самым предотвращая адсорбцию вирусов на клеточной поверхности или их проникновение внутрь клетки. Нейтрализующая способность антител обычно усиливается в присутствии комплемента.

Выработка антител и накопление лимфоцитов CD4 и CD8 обычно продолжаются в течение нескольких месяцев после первичной вирусной инфекции, а небольшое количество клеток памяти надолго сохраняется в организме.

При повторном контакте с вирусом клетки памяти начинают быстро пролиферировать, обеспечивая быструю выработку антител и препятствуя заражению тем же вирусом.

Т-лимфоциты, вероятно, обеспечивают более кратковременную иммунологическую память, и поэтому вторичный клеточный иммунный ответ развивается медленнее, чем вторичный гуморальный ответ, особенно если между первичной инфекцией и повторным контактом с возбудителем прошло много лет.

Некоторые вирусы содержат факторы, помогающие преодолеть защитные механизмы:

  • вирус-ассоциированные РНК аденовирусов препятствуют блокирующему действию интерферонов на синтез белка в зараженных клетках
  • белок Е1А аденовирусов препятствует активации транскрипции некоторых генов в ответ на интерфероны
  • белок ЕЗ аденовирусов предотвращает цитолиз, вызываемый FNO, и блокирует синтез HLA класса I в зараженной клетке
  • белок ICP47 вируса простого герпеса и белок US11 цитомегаловируса блокируют представление антигенов с помощью HLA класса I

Механизмы подавления действия интерферонов, NK-лимфоцитов и лимфоцитов CD8 появились у многих вирусов в процессе эволюции, что отражает важность этих факторов для борьбы с вирусной инфекцией, а также свидетельствует об избыточности защитных факторов организма. Даже при блокировании вирусами одного или нескольких защитных факторов организм подавляющего большинства людей с нормальным иммунитетом способен успешно бороться с инфекцией.

Накоплено много сведений о значении специфического иммунитета для защиты от вирусной инфекции. Недостаточность клеточного иммунитета часто проявляется тяжелой первичной или рецидивирующей инфекцией, вызванной герпесвирусами (ДНК-содержащие вирусы).

Устойчивость организма ко многим РНК-содержащим вирусам в значительной степени обусловлена антителами. Однако ослабление симптомов заболевания, вызванного герпесвирусами, на фоне лечения нормальными иммуноглобулинами говорит о важной роли антител в защите и от этой инфекции.

И наоборот, Т-лимфоциты – важный фактор защиты от РНК-содержащих вирусов, что подтверждается, в частности, наличием цитотоксических лимфоцитов CD8, несущих рецепторы к белку NP (нуклеопротеид) вируса гриппа.

Дефицит одного из защитных факторов, таких, как интерферон, NK-лимфоциты, В-лимфоциты или Т-лимфоциты, в большинстве случаев компенсируется другими.

Факторы, обусловливающие устойчивость к вирусным инфекциям, иногда оказывают повреждающее действие на органы и ткани, внося вклад в развитие патологических проявлений инфекции.

Воспалительная реакция, необходимая для эффективного подавления возбудителя в очагах инфекции, одновременно вызывает гибель клеток и участвует в патогенезе местных и общих симптомов болезни. Вирусная инфекция может приводить и к аутоиммунному поражению нервных или других клеток.

Предполагают, что такое действие отчасти обусловлено перекрестными реакциями между вирусными и клеточными антигенами.

Интерфероны

Все клетки человеческого организма в ответ на вирусную инфекцию способны вырабатывать интерфероны α или β. Мощным индуктором синтеза этих интерферонов является двухцепочечная РНК, поэтому РНК-содержащие вирусы активируют синтез сильнее, чем ДНК-содержащие.

Интерферон γ вырабатывается главным образом NK-лимфоцитами и Т-лимфоцитами под действием ИЛ-12. Интерфероны α и β связываются с рецепторами интерферона α, в то время как интерферон γ – с другими, но сходными рецепторами.

В последующей внутриклеточной передаче сигнала участвуют сопряженные с рецепторами Янус-киназы и факторы транскрипции STAT.

Янус-киназы фосфорилируют некоторые остатки тирозина факторов транскрипции, после чего активированные факторы транскрипции переносятся в ядро и индуцируют транскрипцию специфических клеточных генов.

Интерферон подавляет репродукцию вирусов, воздействуя на транскрипцию вирусных геномов тремя различными способами.

  • первый способ состоит в индукции синтеза 2',5'-олигоаденилатсинтетазы. В присутствии двухцепочечной РНК 2',5'-олигоаденилатсинтетаза полимеризует АТФ с образованием 2',5'-олигоаденилатов, которые в свою очередь активируют рибонуклеазу L, разрушающую одноцепочечные РНК
  • второй способ заключается в индукции синтеза протеинкиназы PKR. Эта протеинкиназа, которая также активируется двухцепочечной РНК, путем фосфорилирования блокирует фактор инициации трансляции eIF2α, что приводит к подавлению синтеза белка в зараженной клетке
  • В основе третьего способа лежит индукция синтеза белков Мх, обладающих ГТФазной активностью и имеющих особое значение для подавления репродукции вирусов гриппа и везикулярного стоматита

Источник: https://center-hc.ru/zabolevaniya-kotorie-mi-lechim/hronicheskie-infekcii/virusnie-infekcii/mehanizmi-razvitiya-virusnoy-infekcii

Персистирующая инфекция. Формы вирусной инфекции, ее возбудители

Реверсия персистирующих форм микобактерий в размножающихся мбт. Персистирующая вирусная инфекция Явление персистенции механизм

Персистирующей инфекцией называют заболевание, вызываемое бактериями, которые обитают в человеческом организме. Часть из них на здоровье не оказывает вреда, а другая часть – несет постоянную угрозу. Что же это за инфекция?

Описание

Персистенцией называют способность микроорганизмов долго обитать в организме человека и при этом не вызывать клинических симптомов.

Механизм, запускающий развитие или активирующий персистирующую инфекцию, полностью зависит от того, в каком состоянии находится здоровье человека, насколько силен его организм.

Латентную форму может иметь данная инфекция, что не позволяет обнаружить ее при помощи обычных диагностических мер. Под влиянием внешних факторов может выходить и клинически проявляться персистирующая инфекция. К таким факторам относятся:

  • снижение иммунитета;
  • стресс;
  • переохлаждение;
  • на фоне другого заболевания снизились защитные функций организма.

Пациент при латентной форме заболевания считается здоровым, для лечения терапия не применяется.

Возбудители инфекции

Не все микроорганизмы могут существовать в организме и при этом себя не выдавать. Персистирующие вирусы обязательно должны иметь такое свойство, как внутриклеточное существование в микроорганизме. К числу таких агентов можно отнести:

  • хламидии;
  • хеликобактер;
  • микоплазмы;
  • вирусы группы герпесвируса ( на территории РФ и в странах СНГ от персистирующей герпетической инфекции страдает более 22 миллионов человек);
  • токсоплазмы;
  • гепатит;
  • ВИЧ.

Перечисленные вирусы стремятся не быть опознанными иммунной системой. Происходит это за счет интеграции вируса с геномом человека, поэтому медленно развивается инфекционный процесс и может вовсе остаться без внимания.

Хроническая персистирующая инфекция

Ею могут быть поражены любые клетки организма, и проявляется она только в случаях, когда человеком инфекция уже была ранее перенесена. Следующие лица находятся в группе риска хронической персистирующей инфекции:

  • доноры крови;
  • беременные;
  • недоношенные дети;
  • медицинский персонал;
  • онкобольные;
  • пациенты с иммунодефицитом.

Хроническая персистирующая инфекция имеет три формы: легкую, среднюю и тяжелую. Поскольку такая инфекция может поразить разные органы и системы организма, проявиться она может мышечными болями, общей слабостью организма, желудочно-кишечными патологиями, жаром, гепатитом, увеличением лимфоузлов.

Диагностика и лечение

Наличие или отсутствие персистирующей инфекции могут подтвердить только лабораторные исследования. Это:

  • цистоскопическое исследование;
  • молекулярно-биологическая диагностика;
  • иммуноферментный анализ.

Сложная задача стоит перед врачами, если обнаружилась персистирующая инфекция, так как лечится данная патология с трудом. Как правило, проводится комплексное лечение, включающее в себя два аспекта:

  • терапия противовирусными препаратами;
  • терапия иммунными средствами.

Курс лечения подбирается только лечащим врачом и всегда индивидуально. Персистирующая инфекция является очень сложной патологией, протекающей у каждого пациента по-разному, поэтому, в лечении важен подход, основанный на общей истории болезни и на состоянии здоровья пациента.

Особенности персистирующей инфекции у детей

Поскольку у детей организм слаб и окончательно окрепнет только в подростковом периоде, он достаточно уязвим для развития такого рода инфекции. Вирусным болезням особенно подвержены новорожденные и дети, не достигшие возраста десяти лет. «Подхватить» персистирующую инфекцию малыши могут двумя способами:

  • при контакте с инфекционной средой, больным животным или от другого больного человека;
  • из окружающей среды. Ведь детский организм еще никак не может препятствовать вирусу, свободно входящему в благоприятную среду и размножающемуся там.

При проникновении в детский организм более двух возбудителей, появляется инфекционное заболевание, которое дает о себе знать. По следующим признакам можно выявить вирусное заболевание:

  • жар (температура колеблется от 38 до 40 градусов);
  • вялость;
  • непрекращающаяся головная боль;
  • сильное потоотделение;
  • тошнота и рвота;
  • отсутствие аппетита;
  • боль в мышцах.

Дополнительно к данным симптомам могут добавиться и осложнения. Как правило, возникают они, если не обратиться к врачу вовремя. Следующим образом выглядят эти осложнения:

  • кашель;
  • полная потеря голоса или охриплость;
  • заложенность носа;
  • выделение гноя из носовых пазух;
  • лихорадка.

Первая помощь

До того, как точно будет поставлен диагноз и назначено лечение, можно малышу оказать первую помощь в домашних условиях:

  • в меню должны присутствовать овощи, фрукты и молочные продукты;
  • сбить температуру – для малышей, не достигших года, можно поставить свечку, а тем, кто постарше, можно дать детское лекарство “Ибупрофен”. Если температура менее 39 градусов, можно попробовать сбить ее растиранием тела раствором воды с уксусом;
  • постельный режим;
  • давать ребенку много жидкости (не менее двух-трех литров в день). Лучше всего подойдет теплый травяной чай. В него можно добавить липу, смородину, мед или малину.

Дома проводится лечение персистирующей инфекции у малышей. Педиатром назначаются препараты, которые не нанесут вред малышу. В стационар ребенка могут поместить, если у него тяжелая форма инфекции.

Остаются не до конца изученными персистирующие вирусные инфекции, что приводит к возникновению множества трудностей при их диагностике и лечении.

Некоторые вирусы могут всю жизнь просуществовать в организме в латентной форме, другие – сразу же проявляются в тяжелой форме. В любом случае, невозможно справится самостоятельно с этим явлением.

Необходимо обратиться к вирусологу или иммунологу, так как в данном вопросе эти специалисты являются наиболее компетентными.

Источник: https://FB.ru/article/447148/persistiruyuschaya-infektsiya-formyi-virusnoy-infektsii-ee-vozbuditeli

Патогенетическая микробиология (часть 4) | Издательство ПИМУ – Part 6

Реверсия персистирующих форм микобактерий в размножающихся мбт. Персистирующая вирусная инфекция Явление персистенции механизм

Обращает на себя внимание тот факт, что высокая степень гомологии трансформирующих областей в пределах подгрупп А, В и С (70—90%) сочетается с низкой гомологией тех же участков ДНК для других подгрупп (1—15%). Одним из следствий этого может быть функциональная неоднозначность (в том числе онкогенность) белков, кодируемых соответствующими генами.

Не случайно, по-видимому, и то, что клетки, трансформированные высокоонкогенными аденовирусами, содержат больше фрагментов вирусной ДНК и, следовательно, готовы производить более широкий спектр вирусспецифических белков. Допускают, например, что определенную роль играют факторы, ингибирующие презентацию вирусных пептидов молекулами HLA-I.

Это снижает атакуемость трансформированных клеток цитотоксическими Т-лимфоцитами, способствуя их выживанию в организме. Этому соответствуют наблюдения о повышении туморогенного потенциала трансформированных клеток для иммуносупрессированных животных, к которым в известной мере можно причислить и новорожденных животных.

Так или иначе, но приобретение трансформированного фенотипа следует признать необходимым, но недостаточным признаком реальной туморогенности клеток.

Наиболее радикальная позиция разграничивает эти явления, подразумевая, что если для трансформации достаточно экспрессии определенной части вирусного генома, то приобретение онкогенного потенциала — результат иного (возможно, мутагенного) механизма.

Персистенция

Первые аденовирусы были выделены из миндалин и аденоидов, удаленных у детей без признаков острой инфекции. Сложилось мнение, что аденовирусы находятся в организме в латентном состоянии, инфицируя лимфоидную ткань.

В принципе это оказалось верным, но обнаружилось, что по склонности к персистенции аденовирусы не однородны (см. табл. 2). Многие серотипы после острых инфекций надолго не задерживаются в организме и даже получили название эпидемических.

Большинство латентных вирусов относится к подгруппам В2 и С. Они могут годами персистировать в лимфоидной ткани глоточного кольца и, по-видимому, других локализаций (например, в мезентериальных лимфатических узлах).

Попадая в кишечник, аденовирусы бессимптомно реплицируются в эпителиоцитах и/или пейеровых бляшках, периодически выделяясь из фекалий.

Латенция создает вероятность эндогенных рецидивов острой инфекции и хронической гиперплазии (по сути, хронического воспаления) инфицированной лимфоидной ткани. Не исключена возможность активации вирусной инфекции в миндалинах (хронический тонзиллит), мезентериальных лимфатических узлах и аппендиксе.

Аденовирусы могут активироваться на фоне иммуносупрессивной терапии и у больных СПИДом.

Ряд новых серотипов (серотипы 43—47 подгруппы D) были впервые изолированы именно при СПИДе (из фекалий), позволяя думать, что, выходя из-под контроля, персистентная инфекция создает благоприятные условия для эволюции аденовирусов.

Механизм персистенции аденовирусов в лимфоидной ткани остается неясным. Скорее всего это связано с низким содержанием чувствительных (пермиссивных) клеток и очень медленной репликацией вируса в лимфоцитах, т.е. с жестко лимитированной продуктивной инфекцией. Показательно, что в опытах W. Rowe и соавт.

, открывших аденовирусы в 1953 г., для дегенерации культуры аденоидной ткани, связанной с размножением латентных аденовирусов, потребовалось несколько недель. Не исключена и возможность интегративной вирогении с частичной экспрессией вирусного генома.

Примерно в 50% миндалин взрослых удавалось обнаружить аденовирусные антигены при отсутствии инфекционного вируса.

Вирусинфицированные клетки становятся мишенью для эффекторов иммунитета. Однако аденовирусы навязывают клеткам такие свойства, которые позволяют им избегать уничтожения или, по крайней мере, уменьшают такую возможность.

Аденовирусы продуцируют факторы, которые блокируют синтез и экспрессию на поверхности клеток молекул HLA-I и тем самым подавляют презентацию вирусных антигенов, атакуемых CD8+ Т-лимфоцитами.

Клетки, зараженные аденовирусами, обретают повышенную устойчивость к интерферонам и ФНО-a, мощному цитотоксическому цитокину. В обоих случаях срабатывают аденовирусные белки, интерферирующие с молекулярными механизмами, которые определяют антивирусные эффекты.

Среди продуктов ранних аденовирусных генов есть факторы, задерживающие развитие апоптоза. В целом это отражает стратегию, нацеленную на повышение выживаемости зараженных клеток и создание условий для вирусной персистенции.

Патогенез и клиническая агрессивность

Большинство аденовирусных инфекций протекает бессимптомно, и в таких случаях только наличие специфических антител говорит о cостоявшемся конфликте с хозяином. Но возможны и клинические проявления, которые чаще всего связаны с острым воспалительным поражением слизистых оболочек респираторного тракта, конъюнктивы и кишечника.

Обычно это самокупирующиеся процессы, не требующие врачевания, хотя изредка возникают непредсказуемые осложнения. Аденовирусы реплицируются в эпителиальном покрове слизистых оболочек и редко проникают дальше регионарных лимфатических узлов.

Лимфоидная ткань активно реагирует на внедрение вируса и после выраженной воспалительной реакции (она проявляется в виде регионарной лимфоаденопатии), становится резервуаром персистентной инфекции.

Аденовирусы, болезнетворность которых доказана, проявляют ее неравнозначно (см. табл. 2). Без большой натяжки можно говорить о полиэтиологичности аденовирусных инфекций, подразумевая, что разные серотипы имеют неодинаковые клинико-эпидемиологические характеристики.

Действительно, некоторые из них преимущественно выделяются при респираторных заболеваниях детей или взрослых, при поражениях конъюнктивы или острых кишечных инфекциях и пр. Многие серотипы до сих пор не удалось связать с какой-либо патологией; скорее всего они способны лишь к латентной персистенции.

Из шести недавно открытых серотипов (42—47) пять явились неожиданными изолятами из фекалий больных СПИДом, а один (42) — из испражнений здорового ребенка. Их происхождение и клиническое значение не известны, но это дает повод для размышлений о мутациях и/или рекомбинациях, генерирующих обновленные варианты.

Словом, есть очевидные основания для патогенетической классификации аденовирусов, которая, несмотря на определенную расплывчатость, дает представление об их клинической неоднородности.

По приблизительным подсчетам аденовирусные инфекции составляют 5—10% от всех острых вирусных заболеваний. Большинство этих инфекций падает на детский возраст; 75% возникают в возрасте до 14 лет и более половины — в возрасте до 5 лет.

Аденовирусы традиционно относят к респираторным вирусам, так как их латенция и клиническая значимость с самого начала ассоциировались с респираторным трактом. Теперь мы знаем, что это неверно.

Во-первых, «респираторные» аденовирусы часто выделяются из фекалий, что скорее всего связано с вторичной (как правило, бессимптомной) инфекцией энтероцитов и лимфоидной ткани кишечника.

Во-вторых, есть аденовирусы (главным образом серотипы 40 и 41), наделенные избирательной энтеропатогенностью; они служат одной из причин острых кишечных заболеваний детского возраста. Наконец, не следует забывать и об аденовирусной экзотике (острый геморрагический цистит, поражения центральной нервной системы, половой сферы и пр.), которая оттеняет патогенетическую многоликость аденовирусов. Впрочем, об этом уже говорилось выше.

Аденовирусные инфекции верхних отделов респираторного тракта чаще всего возникают в раннем детстве и относятся к серотипам 1, 2, 5, 6 подгруппы С. Заболевания обычно наблюдаются в зимние месяцы и по клинике не отличаются от банальной простуды, т.е.

от большинства других острых респираторных вирусных инфекций. Превалируют симптомы острого поражения верхних дыхательных путей (фарингит, насморк, кашель) и умеренные признаки общей интоксикации (лихорадка, озноб, головная боль, миалгия).

Инфекция нередко переходит в латентную форму, поддерживая иммунитет против повторного заражения. К юношескому возрасту большинство имеет нейтрализующие антитела против данных серотипов, хотя уже к пятилетнему возрасту у многих имеются иммунные маркеры.

Если понятие о нормальной вирусной флоре справедливо, то аденовирусы подгруппы С близко подходят к этой категории.

Остальные потенциально болезнетворные аденовирусы ведут себя более агрессивно. Они не склонны к персистенции и иногда называются даже эпидемическими. Это предполагает вероятность вспышек, но скорее подчеркивает облигатность экзогенного заражения.

Источник: https://medread.ru/patogeneticheskaya-mikrobiologiya-4/6/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.