Я полюбила священника что делать. Почему нельзя влюбляться в монахов и священников

Второбрачие священников: А если это любовь?!

Я полюбила священника что делать. Почему нельзя влюбляться в монахов и священников

Как сообщает греческое издание Romfea.gr, Синод Константинопольской Церкви во главе с Патриархом Варфоломеем принял решение разрешить второбрачие для священников. Разрешение на второй брак будет даваться вдовым священникам, а также священникам, которые брошены своими женами. Эта новость вызвала довольно бурное обсуждение – и действительно, ее стоит признать тревожной.

Сергей Худиев

Конечно, речь здесь идет о двух принципиально разных ситуациях. Второбрачие овдовевших христиан прямым текстом дозволяется в Писании, оно никоим образом не является чем-то безнравственным, в нем нет несправедливости и обиды кому-либо, поэтому разговор об этом нововведении предполагает совершенно отдельный контекст и совершенно отдельные доводы.

Гораздо более спорным является дозволение второбрачия, если жена покинула священника.

Конечно, в идеале речь идет о ситуации, когда священник совершенно невинен — его можно упрекнуть разве что в беспечности, с которой он пригрел змею на груди.

Например, девушка выскочила за семинариста, начитавшись антиклерикальных сочинений о несметных поповских сокровищах, а выяснив, что церковные мыши — не самый богатый слой населения, побежала искать сокровищ где-то еще. Бывает.

Но надо ли ради такой ситуации менять каноны? Едва ли. Существует понятие икономии — когда в конкретной нестандартной ситуации допускается снисхождение к конкретной человеческой нужде.

Разницу между икономией и переменой канонов можно проиллюстрировать на следующем примере. Допустим, ваш сотрудник проворовался. Вы можете поступить по закону и отправить его в тюрьму.

Но вы можете внимательно исследовать ситуацию и решить, что это в целом честный человек, который впал в отчаяние из-за того, что его ребенок тяжело болен и нужно бессовестно дорогое лекарство. Вы можете войти в его положение и найти какой-то выход. Это икономия.

Однако если вы обнаруживаете, что сам запрет на воровство отменен из-за того, что он огорчает много хороших людей, поломал много судеб и вообще неуместен в наше просвещенное время — это пересмотр канонов.

Можно ли, по тщательном рассмотрении, делать исключения, если мужчина доказанно не виноват, а женщина такая змейская змея — вопрос открытый, и я склонен думать, что можно.

Потому что «жена покинула» может означать довольно разные ситуации — от случая с, действительно, пригретой змеей до бедной многодетной женщины, которую недостойный супруг вынудил бежать — и такие случаи совершенно реальны. То есть формально-то именно она бежала и оставила — но фактически она является жертвой.

Любое позволение будет воспринято гораздо шире

Норма, которая открывает саму возможность второбрачия после побега жены, является соблазном такой побег организовать. А батюшка сталкивается с гораздо большими соблазнами, чем матушка. Матушка не окружена привлекательными юношами, которые восхищаются ей, выражают ей глубокую привязанность и постоянно ищут с ней общения.

Это батюшка окружен прихожанками, которые могут легко пересекать не вполне четкую грань между сестринскими, дочерними и уже несколько романтическими чувствами.

Он неизбежно работает с людьми, часть из которых составляют привлекательные женщины, и постоянно сталкивается с соблазном подумать, что какая-то из них могла бы быть ему гораздо лучшей женой, чем та усталая, располневшая и временами недовольная женщина, которая ждет его дома.

И в этой ситуации уверять его, что вообще-то вполне можно взять новую жену, если старая по каким-либо причинам сбежит, значит создавать соблазн и возлагать дополнительное бремя на человеческую немощь.

Она часто многодетная, не имеет мирской профессии и, в отличие от батюшки, широкого круга знакомых противоположного пола. При любой формулировке правил ее интересы, как более уязвимой стороны, должны учитываться в первую очередь — а обсуждаемый подход бьет именно по ней.

Misha Maslennikov / Flickr

Тем более, как это уже бросается в глаза, люди интерпретируют решение Синода как дозволение просто оставлять своих жен. Как пишет один из комментаторов, «ну как же можно заставлять жить с нелюбимым человеком! Это же пытка! Это отвратительно, когда человек не может продолжать свое служение, если полюбит другую!»

Любое позволение, увы, будет воспринято гораздо шире, чем это первоначально предполагалось — такова уж испорченность человеческой природы.

Мы сдаем не просто какие-то правила — мы сдаем само Евангелие

Другая проблема — это подрыв свидетельства Церкви миру. Смысл существования Церкви — и священства особенно — в возвещении свидетельства об Иисусе Христе, распятом, Воскресшем и паки грядущем. Церковь провозглашает, что глубочайшей реальностью в мироздании является жертвенная любовь — Христос, который умирает на Кресте, чтобы искупить Свою невесту — Церковь.

Любовь — к Богу, к женщине, к народу Божьему, к людям вообще — неизбежно предполагает определенный аскетизм. Любовь запрещает себе некоторые вещи — потому что они повредят тем, кого любишь. Любовь неизбежно означает жертву ради другого.

И счастливый брак стоит на жертве — на том, что люди с любовью служат друг другу. Мужчина вступает в брак, чтобы служить жене, как Христос служит Церкви. Именно этот путь преданности и послушания ведет к вечному спасению.

Путь служения самому себе ведет к временному и вечному несчастью.

При этом христиане живут в окружении мира, который является принципиально антиаскетичным и слышать не хочет о жертве. Мире, в котором нормой является лозунг ледяного, как озеро Коцит, эгоизма — «любовь прошла».

Этот лозунг подразумевает, что мои чувства и переживания важнее других людей — и если бедная женщина больше не волнует кровь, я просто отправляюсь на поиски той, которая взволнует, потому что «нельзя же жить с нелюбимой».

Здесь мне хочется процитировать Стивена Кови (он не проповедник и вообще не христианин; так что это не высокая святость, это просто немного здравого смысла и порядочности):

«— Стивен, мне нравится то, что вы говорите. Но ситуация ситуации рознь. Вот, например, моя семейная жизнь. Я очень обеспокоен. Мы с моей женой уже не испытываем друг к другу прежних чувств. Наверное, я ее просто больше не люблю, да и она меня тоже. Что я могу с этим поделать?

— Что, совсем никаких чувств не осталось? — спросил я.

— Вот именно! — подхватил он. — А у нас трое детей, нас волнует их судьба. Что вы мне посоветуете?

— Любить ее! — ответил я.

— Я же говорю, никаких чувств уже не осталось!

— Любите ее!

— Нет, вы не поняли! Никакой любви уже больше нет!

— Тогда любите ее! Если чувство ушло, то у вас есть хорошая причина, чтобы любить ее!

— Но как же любить, если не любишь?

— Послушайте, мой друг, “любить” — это глагол, который означает действие. Любовь-чувство есть плод любви-действия. Так любите же ее! Служите ей. Жертвуйте собой. Слушайте ее. Сопереживайте ей. Цените ее. Поддерживайте. Ну как, вы готовы любить ее?»

Увы, но в мире чаще считается, что «любовь» — это эмоция, которую сам человек не контролирует, и если она ушла — и человек «полюбил другую», то тут уж ничего не поделаешь, да и делать не надо, а женщина, которую «разлюбили»… Ну, ей не повезло.

Еще К.С.Льюис обращал внимание на то, что очевидные этические суждения для мира перестают работать, когда речь заходит о сексе. То есть если человек нарушает торжественные обещания, обманывает доверившихся, причиняет тяжкие страдания из-за своей потребности в деньгах — то он мерзавец, если из-за своей потребности в сексе — то ну что же делать, бывает, сердцу не прикажешь.

И дозволение, на уровне правила, второбрачия при живой первой жене — это уступка миру сему, уступка, за которой неизбежно последуют другие. Либерализация сексуальной этики, которая совершается под песни о «понимании» и даже «любви», означает смещение именно в сторону ледяного эгоизма.

Уступая мирскому давлению в вопросах брачной этики, мы сдаем не просто какие-то правила — мы сдаем само Евангелие. Не бывает брака без жертвы и служения. Как не бывает и христианства.

Misha Maslennikov / Flickr

Нельзя возводить наши падения в каноническую норму

Любой христианин — это свидетель Благой Вести, которая радикально меняет жизнь людей. Но священник — особенно. Христианский брак есть образ отношений Христа и Церкви, Бога и творения, образ Царства Божия. Считать, что для священника не обязательно являть этот образ — значит подрывать сам смысл его служения. Священник — это образ верным, а не человек, оказывающий обрядовые услуги.

Иногда люди выдвигают поистине странный довод, что разводы бывают везде, в священнической среде тоже, поэтому давайте это примем и легализуем.

Быть христианином — значит находиться в завете со Христом, завете, который предполагает обязательство соблюдать заповеди Христовы.

При этом христианин может жалким образом проваливаться — но чего он точно не может, так это признать свой грех нормой, чем-то приемлемым. Нормализация греха выводит его за пределы завета. Нельзя быть христианином и отвергать заповеди Божии.

Как и на уровне Церкви в целом — мы должны провозглашать заповеди Божии и прилагать усилия к тому, чтобы им следовать. К чему ведет процесс либерализации, пересмотра высоких требований Евангелия, чтобы приспособиться к миру, мы уже видим на примере ряда протестантских общин.

Евангелие предлагает нам прощение, но не позволение — падая, мы должны оплакивать наши падения, искать Божьего прощения и благодати, чтобы привести нашу жизнь в порядок. Чего нам нельзя делать — так это возводить наши падения в каноническую норму.

Источник: https://www.pravmir.ru/vtorobrachie-svyashhennikov-a-esli-eto-lyubov/

Священник влюбился в прихожанку

Я полюбила священника что делать. Почему нельзя влюбляться в монахов и священников

Здравствуйте. Хочу рассказать Вам мою историю. Прошу заранее: не судите строго. Для меня это по-прежнему важно.

Лирическая предыстория. В церковь ходила в юности – иногда по воскресеньям, хотя крещена в 6 лет. Приходила недостаточно осознанно, часто – просто поставить свечку, попросить прощения у Бога за какие-то прегрешения перед ближними.

К вере я по-настоящему пришла в 18 лет после серьёзного нервного расстройства, вызванного оккультным грехопадением в Святки. Болела полгода. Было тяжело и мне, и родителям. Когда устала болеть, решила с этим покончить и исповедаться.

Подошла к священнику, он сказал, когда прийти и что сделать. Пришла, покаялась. С тех пор решила отречься от всего магического, прийти в Православную церковь раз и навсегда.

Потом стала ходить на службы по будням, начала молиться, Господь меня исцелил от моего недуга очень быстро, потом стала часто ходить на исповедь, но ещё не причащалась.

Однажды, на одном из богослужений я увидела какого-то нового батюшку. Внешне он мне даже не понравился с первого раза – рыжий, полноватый… Но однажды, нечаянно, перед Причастием, мы встретились глазами (правда, он в первый раз меня не причастил, т.к.

я хлебнула глоток святой воды с утра), и я утонула в его глубоком, как чистый горный ручеёк, взгляде; настолько прекрасных глаз я не видела – светлые, добрые, глубокие и чистые.

Потом он поразил меня до глубины души своей проповедью, он имеет от Бога великий дар проповеди, он замечательный оратор – проникает в сердце до такой степени, что ходишь после службы и думаешь, размышляешь над словами и непременно хочется исполнить всё, что он говорит, а говорит – не от себя, а как надо жить праведно по Евангелию и учениям Св. Отцов.

И с тех пор я полюбила этого человека. Он постоянно смотрел на меня, я часто ловила на себе его взгляды, но я ходила на исповедь к другому батюшке, дальше – больше, с каждым днём я сильнее к нему привязывалась, потом я пришла к нему; мне хотелось говорить с ним, мне хотелось слушать его.

Перед первой исповедью, когда я стояла в очереди к нему, он посмотрел на меня с такой горечью и скорбью, точно сказал взглядом: “Пожалуйста, только не ко мне, не хочу знать твои грехи…” На тот момент я была уже по уши влюблена в него. Помню свои чувства. Руки, ноги дрожат, щёки горят, дыхание спёрло, сознание тоже. И так почти всегда, когда я к нему подходила.

Или глупая улыбка, что ещё хуже. После этого все его проповеди стали как бы обличающими, будто, те грехи, которые я открывала ему, он, не называя моего имени говорил всем, что казалось нечестным, т.к. Христос обличал – видя человеческие грехи Сам, а не те, которые Ему рассказали тайно.

Его проповеди стали мучительными, его отношение ко мне резко изменилось, потому что я допустила массу ошибок, показав всем своим видом, что он мне небезразличен. Мне казалось, что он презирает меня даже. Он был переменчив – то шутил, будучи в добром расположении, то делал несдержанно раздражительно замечания.

Я сбегала от него несколько раз к другим батюшкам, после каждого раза возвращалась спустя время. Унизительно просила прощения, он говорил, что не видит, в чём я перед ним виновата. Он говорил, что мы, православные, не должны ненавидеть грешника, мы должны его любить, а грех в нём ненавидеть. Потом я ушла почти совсем. Ушла петь в другой храм.

Но не было дня, чтобы я не вспоминала о нём. Я пришла к выводу, что любовь должна быть жертвенной. С моей стороны, если я любила его по-настоящему, я обязана понести жертву отчуждения, пусть он меня игнорирует в обычной жизни, держит “дистанцию и такт”, хотя и добр и не отказывает в совете, если попрошу, но сам ни за что не спросит – вне исповеди, как дела, чем живу и зачем… Я считаю, что просто обязана принести в жертву свои желания – видеть, слышать, быть на службах рядом, признаться, даже пол в соборе в своём горе иногда целовала, на котором он стоит. Он не кумир мой. Я до сих пор испытываю к этому человеку нежные чувства. Ведь любить не грешно. Смотря как любить.

Сильное искушение прямо в церкви!

Было всё. Как я горько плакала, когда, отойдя от болезни, влюбившись в него, вспомнила, что есть монахи на свете и что у них чёрная камилавка… Любить можно и на расстоянии, молиться, желать блага любимому человеку. Любить можно всей душой, стараться так себя вести, чтобы не искусить на помыслы даже видом или поступком. Я переехала в другой регион.

Там мне встретился другой священник – один в один, почти двойник. Благочинный. Глаза, нос, причёска. К чему бы это? Дурацкое совпадение. Мне кажется, у меня получилось смириться, оставить – лишить его своего навязчивого общества для его блага, чтобы он жил спокойно и не тужил, но отпустить – так и не смогла. Уже 6 лет я люблю этого человека. Любовью иной.

Мне кажется, Господь так вразумил меня. Это мне за грехи юности – до воцерковления. Отчего я не родилась 20 лет назад, не оказалась в том месте, где он мог бы жить или учиться, и найти во мне что-нибудь примечательное… Я люблю его за то, что он есть. За то, что жив. За то, что творит добрые дела и иногда через подружку – в друзьях у неё в Одноклассниках вижу, что он онлайн.

Мне грустно, что не смогла построить добрые духовные дружеские отношения. Ведь с некоторыми на исповеди он говорит по полчаса, а со мной и минуты не говорит. Не говорит почти совсем, если не спрошу. Грустно, что никогда уже мне не быть просто рядом, неся по жизни сей разлуки крест. Я сама это выбрала. Может, кто-нибудь оценит.

Не знаю, молится ли он за меня и помнит ли моё имя. Главное, я помню его. Я посвятила ему 2 стихотворения.. Но это уже неважно. Я замужем уже 8 месяцев. Конечно, я люблю мужа, как мужа. Ведь настоящая христианская любовь познаётся в браке. В браке люди учатся любить и заботиться друг о друге.

Но чувства к тому человеку остались прежними – по силе своей, но они несколько иные – не как вначале. Раньше я хотела говорить с ним обо всем, теперь я хочу молчать с ним ни о чем.

“Любите друг друга нежно”,– кажется, это высказывание апостола относится к любви к ближнему – ко всем, не взирая на межличностные связи. Также: “Да любите друг друга”,– сказано всем нам.

Один монах, которому я открыла на Русском острове свою страшную тайну, рекомендовал поговорить с этим батюшкой о своих чувствах напрямую честно, услышать его, что он ответит мне, что наверняка, он лучше всякого другого поможет решить эту проблему. Иногда я представляю, как я буду рассказывать ему всю эту историю..

А когда оказываюсь рядом, мой здравый смысл не даёт волю эмоциям и чувствам, а также смелости. Как вы думаете, нужно ли через столько лет признаться? Меня ведь гложет этот давно несостоявшийся разговор. Может, легче станет? Можно ли раскрыть ему свою душу, чтобы он узнал, что я люблю его как в 18, так и в 23, хоть и несколько иначе??? Простите, что так много.

В двух словах и не скажешь.

Здравствуйте, Ольга!

Да я думаю, он об этом знает, человек всегда это чувствует. Интересно, что этот священник, о котором Вы говорите, преподавал у меня, когда я ещё был семинаристом, и он нас всегда учил, что мы должны сохранять разумную дистанцию и некую холодность к сёстрам во Христе, иначе лукавый способен навязывать нам мысли о падении и подвести к ним.

Вы молитесь за него, как и молились раньше, но не воспринимайте его в мыслях как мужчину, так как он носит монашеский (ангельский) чин. Любите его духом, как если бы он был Ваш брат или даже дедушка, отец или сын, постарайтесь убрать из Вашего к нему отношения чувственность, сексуальный подтекст. Впрочем, кажется, Вы стараетесь так и делать.

Священник Андрей

Почему нельзя влюбляться в монахов и священников

Источник: https://kanal21.ru/svjashhennik-vljubilsja-v-prihozhanku/

Влюбилась в священника, что делать?

Я полюбила священника что делать. Почему нельзя влюбляться в монахов и священников

Мудрость и готовность выслушать — вот те качества, которые неизменно привлекают нас в людях. И именно они становятся причиной того, что девушки и женщины влюбляются в священников.

Кто, как не исповедник, которому вы доверяете свои тайны, поймёт и утешит? Кто, как не проповедник, вовремя скажет нужное слово? Поход в церковь неизменно приносил вам умиротворение.

но теперь всё изменилось, и вы задаёте себе тысячу вопросов: я люблю священника — что делать? Можно ли любить священника или это грех?

Любить священника — это грех?

Сама по себе ваша влюблённость никому навредить не может. Однако, скорее всего, вам всё же придётся пожертвовать этой любовью ради собственного душевного спокойствия. К сожалению, церковные требования к православным священникам довольно суровы.

Им запрещены любые внебрачные отношения с прихожанками, неженатому пастырю запрещено жениться после принятия сана, а женатому нельзя разводиться и вступать в брак повторно (даже если первая жена умерла).

Это объясняется тем, что у священника должна быть только одна любовь (имеется в виду любовь к богу), священник должен сохранять нравственную чистоту, служить примером для паствы. Другими словами, страсть и интриги служителя церкви касаться не должны.

Именно поэтому ваша любовь вряд ли найдёт отклик в сердце священнослужителя. Нужно понимать, что отношения с вами могут закончиться для него потерей церковного сана. Человек, который выбрал эту долю сознательно, не откажется от неё ради отношений с прихожанкой.

Поэтому ваша влюблённость, увы, изначально обречена на то, чтобы оставаться безответной. Не находя выхода, это чувство будет точить вас изнутри, мешать вам полноценно жить.

Жаль, что нельзя запретить себе любить человека! С этим чувством придётся побороться, но мы уверены, что у вас получится справиться.

Что делать, если я люблю священника против своего желания

Сердцу не прикажешь, но если уж ваше сердце посетила любовь, не убивайте её, а направьте в другое русло. Наши советы, возможно, помогут вам.

  • Мы уже сказали об этом выше, но стоит повторить: не рассчитывайте на взаимность. Для священника влюбиться в прихожанку, говоря светским языком — должностное преступление. Почитайте также нашу статью о том, как справиться с безответной любовью (она скоро появится на сайте).
  • Пословица «С глаз долой — из сердца вон» иногда действительно работает. Пока вы чувствуете запретную любовь в своём сердце, старайтесь избегать визитов в любимый храм. Каждый раз видя объект своей страсти, слушая его, разговаривая с ним, вы подбрасываете топливо в бак вашей влюблённости. Найдите другую церковь, которую вы смогли бы посещать без греховных мыслей.
  • В вашем случае как нельзя лучше работает простой совет: поговорите с тем, кто вам так нравится. Часто такие разговоры могут только усугубить ситуацию, когда объект вашей страсти сам плохо понимает, что он чувствует и хочет. Но духовный пастырь выслушает вас с вниманием и даст ответ с присущей ему мудростью. Возможно, его слов будет достаточно, чтобы полностью исправить положение. И не бойтесь, что упадёте в его глазах или он потеряет уважение к вам, ведь наставлять на путь истинный и является его задачей.
  • Если вы влюбились в священника, это может свидетельствовать о том, что у вас мало близких людей, которые заботятся о вас, выслушивают, дают наставления. Вам стоит отвлечься, наполнить свою жизнь новыми людьми и занятиями. Найдите, чем занять время — пусть это будет церковный хор, благотворительность или что-то, не имеющее прямого отношения к вашей вере. Добрые дела и общение с другими людьми принесут вам море положительных эмоций, в котором постепенно растворятся ваши сомнения.

Я люблю священника и думаю, что это взаимно

Очень жаль, но, скорее всего, вы заблуждаетесь. Участие и заботу со стороны священника некоторые прихожанки принимают за выражение романтических чувств.

На самом деле, безусловно, священнослужитель относится ко всей своей пастве с любовью, именно поэтому он и посвятил свою жизнь людям. Но эта любовь в равной мере относится ко всем прихожанам и, конечно, не имеет романтической окраски.

Если вы знаете своего духовника долгие годы, он намного старше вас — скорее всего, его чувства к вам можно назвать отеческими, но это не влюблённость.

Но что, если вы точно знаете, что ваше чувство взаимно? Вернёмся к началу этой статьи и напомним, что отношения с вами представляют для священнослужителя огромный соблазн и способны положить конец его духовному призванию. Поэтому, даже если вы узнали об ответных чувствах, будьте мудрее и выше соблазна. Помните, что даже если о вашем романе никто не узнает, по церковным правилам ваш возлюбленный должен быть предан анафеме.

Если же в вас влюбился женатый священник, то подумайте и о том, что ваше счастье может стать несчастьем другой женщины. Хотели бы вы оказаться на её месте?

Однако закончить эту статью нам хотелось бы на мажорной ноте. Помните, что прежде всего все мы — люди, и любовь помогает нам делать друг друга счастливее. История знает примеры того, как любовь прославила священника — вспомните Пьера Абеляра и его возлюбленную Элоизу.

Будучи епископом, Абеляр полюбил свою ученицу Элоизу, она родила ему сына. Эта любовь противоречила всем канонам церкви, однако вдохновляет поэтов и по сей день. К несчастью, Элоизе не у кого было спросить совета, когда она поняла, что влюбилась в священника. А может, к счастью?..

Решать вам!

Источник: http://HelpMyLove.ru/vlyubilas-v-svyaschennika

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.